1812: противостояние

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1812: противостояние » Труба трубит, откинут полог, » Круговорот (21 августа, Смоленск)


Круговорот (21 августа, Смоленск)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Участники: Полина Ренуа, Дмитрий Баратынский, Жан Монтилье, может, еще кто-нибудь
Время и место: Смоленск
Дополнительно: трудно оказаться между двух огней и пытаться помогать тем, кто враждует между собой.

Отредактировано Полина Ренуа (2018-07-10 21:22:42)

0

2

Покинув общество русских гусар и оказавшись на улице, мадемуазель Ренуа, которую, казалось, оставили последние силы и предало ее обычное жизнелюбие, прислонилась к стене дома, пытаясь собраться с мыслями. Что делать с бульоном, она понимала. О чем говорить с Дмитрием Арсеньевичем, кажется, тоже. Но вот дальше…
Несколько глубокий вздохов. Никаких слез, - барышни ее круга и положения не могут позволить себе подобную роскошь. Из-под шляпки выбился локон, - непорядок, исправить. А теперь нужно улыбнуться и шагать, потому что люди уже оглядываются на девицу, которой, кажется, сделалось дурно. Французские солдаты милы и участливы, но ей сейчас не до этого.

- Мне нужно увидеться с доктором Миллером, - сказала Полин часовому у входа в лазарет. И тут случилось то самое «чудо узнавания», ради которого модистка с такой настойчивостью обивала пороги бывшего архива последние три дня.
- Мадемуазель, я вас помню, - козырнул ей молодой караульный. - Проходите.
Что именно француз о ней помнит и за кого принимает, выяснять сейчас у Полин не было ни времени, ни желания. Пусть считает ее, кем угодно, хоть родственницей немца-врача. Главное, что путь свободен.
Подарив часовому улыбку и короткий книксен, - любезность за любезность, - мадемуазель Ренуа, крепко прижимая к груди банку с бульоном, проскользнула в здание, казалось, насквозь уже пропахшее людскими страданиями. И помчалась разыскивать доктора Миллера. Отыскать койку Баратынского и даже накормить раненого она могла уже без помощи немца, но ей нужно было поговорить и с герром Миллером тоже.
- Фройляйн Полин? - врач устало вытирал руки не первой свежести полотенцем, о природе бурых пятен на котором Полин тоже совершенно не хотелось размышлять. - Что это у вас?
- Это бульон для Дмитрия Арсеньевича, - заговорщицким шепотом откликнулась девушка. - Вы же сами говорили, что от хорошего питания зависит его выздоровление. Герр Миллер, я могу задать вам очень странный вопрос?
- Странный? Ну, попробуйте меня удивлять, - улыбнулся врач, хотя сам уже был удивлен расторопностью молодой француженки. Подумать только, бульон.
- Скажите, никто из русских раненых не умирал, скажем, вчера или сегодня утром? - после некоторой заминки, спросила Полин.
- Господи, а это вам зачем?
- Мне нужно будет в разговоре сослаться на русского… Который не сможет опровергнуть моих слов, - кусая губы, не слишком понятно пояснила модистка.
- Вы полны таен, фройляйн Полин, - вздохнул немец. - Кажется, один из русских офицеров умирать сегодня днем. Я не могу говорить вам точнее.
- А вы не могли бы узнать точнее, герр Миллер? Узнать хотя бы его имя и чин? - умоляюще сложила ладони Полин. - Это может быть очень важно.
- И как скоро вам это нужно? - окончательно смешался герр Миллер.
- Как можно скорее. Пока я покормлю Дмитрия Арсеньевича, вы…
- Вы подводить меня под монастырь! - в сердцах воскликнул немец. - Кажется, так говорить у русских. Ладно, я попробую узнавать.
- Спасибо… Спасибо вам!
Если она действительно найдет в себе решимость пойти в штаб и говорить там о казаках в окрестностях Смоленска, по крайней мере, не придется впутывать во все это ее «гостей». Это не ряженные гусары ей рассказали, конечно нет, просто один русский раненый. Который, к тому же, уже скончался… А пока доктор Миллер исполняет ее просьбу, их разговор с Дмитрием Арсеньевичем никто не подслушает и не поймет.

Отредактировано Полина Ренуа (2018-07-13 09:32:03)

+3


Вы здесь » 1812: противостояние » Труба трубит, откинут полог, » Круговорот (21 августа, Смоленск)